Главная страница

Монитор | все материалы раздела

"Берите одного ребенка за 750"
19 Декабря 2016

35-летняя Татьяна Суздалева говорит, что прикипела к малышам, хотя торговалась за них почти до самых родов.

Петя и Паша – полугодовалые близнецы из Петербурга. Кому они скажут слово «мама», решит суд. Еще до рождения дети стали предметом торга, а теперь они – объекты судебного разбирательства. Борьбу за малышей ведут генетические родители и их суррогатная мать.

СУРРОГАТНЫЙ АНГЕЛ

Сергей и Марина Фроловы в браке более 20 лет. Он – ведущий конструктор в частной компании, а она – уже десять лет как домохозяйка. Так получилось, что два абсолютно здоровых человека не могут иметь детей.

– Генетическая несовместимость, – ничего не могут поделать медики.

Неприятный диагноз не разбил семейную лодку. Пара лишь сплотилась. Муж с женой подумывали усыновить ребенка и даже прошли курс обучения в школе приемных родителей. Но в итоге от идеи отказались. Поняли, что хотят своего и родного...

В марте 2015 года Фроловы обратились в агентство суррогатного материнства «Спарта». Подходящую сурмаму нашли через несколько месяцев. 35-летняя Татьяна Суздалева перекочевала в Петербург из Кишинева в середине «нулевых». Вышла замуж и получила гражданство. У нее безупречное здоровье и двое своих детей.

Супругам показали ее анкету. С фотографии смотрела белокурая женщина, кормящая голубей и похожая на ангелочка.

ИСЧЕЗЛА ПЕРЕД ПОСЛЕДНИМ УЗИ

Перенос двух эмбрионов сделали в октябре 2015-го. Прижились оба. Фроловы попросили познакомить их с Татьяной. Но им отказали.

– Не положено, – развели руками в агентстве. – Не каждая женщина хочет предавать огласке, что она суррогатная мать.

Суздалевой назначили куратора для ведения беременности. Специалист водил ее по врачам и отчитывался перед Фроловыми.

– Нам присылали снимки с УЗИ. Мы смотрели на улыбающиеся лица малышей и не могли дождаться, когда наши дети окажутся дома, – рассказывает «КП» Сергей Фролов. – Мы купили кроватку и одежду: штанишки, распашонки, чепчики. Выбрали имена – Петр и Павел.

Все шло идеально до 7 месяца беременности. Последний скрининг назначили на 13 мая. Куратор сообщил Фролову время и место его проведения. Отец хотел посмотреть на Татьяну и пришел в женскую консультацию. Но прошел час, второй... Суздалева так и не явилась. Исчезла.

БЛЮДО ДЛЯ «КИТАЙСКИХ КАННИБАЛОВ»

Сергей и Марина тут же связались со «Спартой».

– Есть небольшая проблема, – сказали им. – Мы все уладим.

Оказалось, Татьяна хотела встретиться с биологическими родителями с начала 2016 года. Говорила, что хочет убедиться в их... наличии. Испугалась, что детей собираются пустить на органы.

– Вы собираетесь отдать их на съедение китайским каннибалам! – вполне серьезно обвинила медиков беременная. – Мне нужно встретиться с генетическими родителями. Иначе я выйду из программы.

«ЗАБИРАЙТЕ ОДНОГО...»

Женщина сдержала свое обещание. В «Спарте» нарушили собственный закон и свели ее с Фроловыми.

Встреча прошла в кафе в центре города. Речь шла не о существовании биологических родителей, а... о деньгах. Суррогатная мать вынашивала не только детей, но и какие-то свои планы. Ее не устроил гонорар за многоплодную беременность (150 тысяч рублей, прописанных в договоре). Она потребовала еще 750 тысяч: столько же, сколько за одного ребенка. Итого – полтора миллиона вместо 900 тысяч.

Начался торг.

Вот она, суррогатная мать с мужем на пороге роддома

Берите одного ребенка за 750, – сделала коммерческое предложение Татьяна. – А второго я оставлю себе.

В зале повисла пауза. На подносе остывал кофе...

– Это безумие! – выдохнул Фролов.

– У вас все дома?! – вскипел юрист агентства.

К консенсусу стороны так и не пришли.

Разведенные Татьяна и Дмитрий продолжают жить вместе. В ипотеку они приобрели комнату в коммуналке. Каждые выходные под их окнами можно увидеть Сергея и Марину. Фроловы ждут, когда семейство Суздалевых выйдет на прогулку, чтобы хоть одним глазком взглянуть на Петю и Пашу. Или, как их записали в свидетельстве о рождении, Сашу и Арсения...

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Адвокат суррогатной матери: Татьяна никогда не требовала денег от биологических родителей

Позицию Татьяны Суздалевой представил ее адвокат Игорь АБАЛОВ

– Татьяна не передумала? Она по-прежнему хочет оставить детей себе?

– Конечно, не передумала! Она относится к ним, как к своим. Привязанность возникла еще во время беременности. Она рассказывала малышам сказки, пела песенки...

– А как же переговоры о сумме вознаграждения?

– Да, они были. Но Суздалева никогда не требовала денег с биологических родителей. Все вопросы адресовались «Спарте»: агентство замучило ее. Во-первых, Суздалевой назначили кучу препаратов, от которых у нее возникли носовые кровотечения и судороги. Во-вторых, фактически за каждым ее шагом установили слежку, как будто она сумасшедшая, и постоянно угрожали штрафными санкциями.

– Биологических родителей ей не жалко?

– Жалко. Понятно, что они пришли в агентство не просто так. Но и Татьяна решила поучаствовать в программе не от хорошей жизни. Летом 2015 года ее супруг попал в автомобильную катастрофу.

– Сколько в итоге заработала Татьяна?

– Немного. В течение нескольких месяцев она получала зарплату в размере 20 тысяч рублей. Рожала она за свой счет.

– Когда Татьяна решила не расставаться с детьми?

– Когда ей подсказало это ее сердце. Когда поняла, что дети никому не нужны никому, кроме нее. Тем более что генетические родители вроде как были не против уйти на повторную программу суррогатного материнства.

– Суд решил, что малышей нельзя содержать в тех жилищных условиях, которые есть у семьи Суздалевых.

– Это не выдерживает никакой критики. У них большая двухуровневая комната общей площадью 35 кв. м., а не общежитие «конюшенного типа». Органы опеки посетили их и решили, что условия нормальные. Или, по-вашему, каждая семья должна жить в пентхаусе?! Татьяна устала от нападок. Согласно 52 статье Семейного кодекса РФ, родившиеся дети принадлежат ей. Точка. Давайте проявим уважение к женщине, которая родила двух здоровых детей, несмотря на трудные обстоятельства.

ЗВОНОК В АГЕНТСТВО

Генеральный директор «Спарты»: Татьяна просила убить один из плодов

Мнением с «КП» поделилась руководитель агентства суррогатного материнства Анна ЖЕРАВИНА

– За десять лет нашей работы мы провели около тысячи успешных суррогатных беременностей. Суздалева такая одна, – признается Анна Жеравина. – Я скажу грубо, но как есть. Наше законодательство в данной области дебильно до невозможности. В Семейном кодексе действительно сказано, что суррогатная мама имеет право оставить ребенка себе.

– Что нужно, чтобы стать сурмамой?

– Очень много чего! Подготовка потенциальной роженицы длится несколько месяцев. Специалисты проверяют не только физическое, но и психологическое здоровье.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Татьяна вновь пропала. Перестала отвечать на звонки, переехала к подруге на окраину города и встала на учет в женской консультации. Малыши появились на свет 18 июня – на месяц раньше срока – и первые дни своей жизни провели в реанимации. О рождении детей Фроловы узнали 15 июля от представителей агентства.

– Юристам удалось выйти на связь с Татьяной и установить ее приблизительное местонахождение. Мы отправились туда сразу же! – рассказывает Марина Фролова. – Татьяну и ее бывшего мужа Дмитрия мы увидели на подходе к поликлинике (почему бывшего – чуть позже, – Ред.).

Суррогатная мать и ее спутник толкали детскую коляску. Марина пошла за ними. Как она выглядит, Суздалевы не знали.

– Они встали в очередь к педиатру, – продолжает Фролова. – Я подсела к ним и... аккуратно заглянула в переноски. Из-под грязных одеял торчали два сопящих носика. Так я в первый раз в жизни увидела своих детей. О встрече с ними я мечтала долгие годы... Не ожидала, что все будет именно так.

Через несколько дней юрист Суздалевой Игорь Абалов сообщил агентству и Фроловым, что Татьяна не отдаст новорожденных. Ни за деньги, ни просто так.

– Прикипела, пока вынашивала, – объяснил адвокат.

ВЫНАШИВАЛА... КВАРТИРУ?

В агентстве генетическим родителям предложили бесплатно вступить во вторую программу или помочь в судебном процессе. Фроловы выбрали второй вариант.

Суд встал на сторону биологических родителей.

– Узнав о многоплодной беременности, Суздалева попыталась извлечь максимальную выгоду из сложившихся обстоятельств, то есть злоупотребила правом, – постановили служители Фемиды.

Продать детей за 1,5 миллиона у женщины не получилось, но она не отчаялась: провернула еще одну аферу. За две недели до родов развелась с мужем и стала матерью-одиночкой, а через полмесяца еще и многодетной. Теперь обладательница первоочередной льготы Татьяна претендует на получение жилплощади от города.

Суздалева подала апелляцию. Дети до сих пор с ней.

– Увы, закон в сфере суррогатного материнства не совершенен. Камень преткновения – 52 статья Семейного кодекса РФ. Она гласит, что Сергей и Марина могут быть записаны родителями Пети и Паши только с согласия Татьяны, – объясняет тонкости законодательства адвокат Ксения Иванова, представляющая интересы Фроловых. – В то же время у нас есть все шансы, чтобы восстановить справедливость. Во-первых, в интересах малышей воспитание биологическими родителями. Во-вторых, на нашей стороне международная Конвенция, которая гарантирует каждому ребенку право знать своих родителей, а также нормы Семейного кодекса РФ, предоставляющие право устанавливать происхождение детей.

Та же Суздалева. Я сама с ней лично несколько раз беседовала. Все было в порядке.

– Почему же все так произошло?

– Честно? Я не знаю. Видимо, у Суздалевой изначально были какие-то замыслы, связанные с дополнительной прибылью. Она говорила, что не сможет выносить двойню, и требовала удалить один эмбрион. В договоре прописано, что редукция проводится только в двух случаях: если количество плодов больше двух и если на то есть медицинские показания. Ни первого, ни второго не было. Думаю, она специально провоцировала нас, чтобы мы как можно скорее состыковали ее с генетическими родителями, и она смогла начать шантажировать их.

– Как быть семейству Фроловых?

– Продолжать отстаивать свои интересы. В крайнем случае мы по-прежнему готовы запустить для них вторую программу.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана АГАПИТОВА:

– Договор, которым регулируются отношения между биологическими родителями и суррогатной матерью, – это, по сути, Филькина грамота. Каждая из сторон может нарушить его почти безнаказанно. Необходимо либо изменить и конкретизировать законодательство, либо запретить суррогатное материнство на коммерческой основе в принципе.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Maximillian von Adelheid
Jan 15 2017 10:05AM

Всего то 1.500.000 рубликов за 2 детишек??? Да это же копейки просто!!! Фроловы - истинно жадные жмоты. Точка!

P.S. Лично я - категорически против торговли детьми! Однако она существует и развивается. И согласно правилам любой торговли там свои расценки, вывод - скупой платит дважды!

Ирина
Dec 19 2016 5:48PM

Суррогатная мать - тетя, которая заплатила деньги, а женщина, которая вынашивает и рожает младенца, скорее мать напоминает. 9 месяцев дитя носить под сердцем, охотно верю, что происходит переосмысление происходящего и невозможно отдать крошек. Мое мнение такое - запретить торговлю детьми, неважно, как это называется и обставляется. Торговля.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Клинцевич спалил Володина


Клинцевич назвал преемником Путина Володина. Наблюдатели отмечают, что так в свое время пиарщик Сергея Иванова, тоже Иванов, спалил своего шефа: выскочил впереди Путина и назвал Сергея Иванова преемником. И тут Путин как выйдет, как назовет преемником Дм

 

mediametrics.ru

Опрос

Выйдет ли Путин из войны в Сирии?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)