Главная страница

Эксклюзив | все материалы раздела

Параллельная Россия. Часть VI
31 Августа 2011

Россия все еще богатая страна. Поэтому новую экономику и новую жизненную среду можно строить, опираясь на частные накопления наших сограждан, оцениваемые сегодня в 18-22 триллионов рублей. Деньги предстоит привлекать с использованием открытых и выгодных финансовых инструментов, работающих на приращение национального богатства. А вот в случае неуспеха «параллельной страны» гражданам России, имеющим «кубышки», придется, возможно, вспомнить о реквизициях революционных лет…

5. Финансовый вопрос

Мы помним, что стоимость производственных объектов самодостаточного биотехнологического кластера, с которого должно начаться развитие нового уклада и новой России, оценивается в 945 миллиардов рублей, а стоимость фондов новой селитебной среды – 1.95 триллиона рублей. Суммы заоблачные, и Алексей Кудрин их точно не выдаст.

А на очереди – другие перспективные бизнесы и дальнейшее расширение «параллельной России». В случае успешного развития этого процесса «параллельная страна» со временем начнет притягивать деньги в качестве самостоятельного «центра гравитации», подобно нынешним углеводородному сектору и столичной недвижимости. Высокий уровень федеральных налогов от новой экономики рано или поздно сподвигнет и федеральный бюджет на ее активную поддержку. Однако как сделать первые шаги?

Сразу же исключим из расчета пресловутые «зарубежные инвестиции». Западные деньги смогут прийти в Россию на по-настоящему долгосрочной основе только вместе с их носителями, готовыми если не иммигрировать к нам, то, по крайней мере, проводить в России значительную часть своей жизни и связать с ней часть своей судьбы (я приветствую иммиграцию с Запада в «параллельною Россию», но на начальных этапах полагаться на западные деньги совершенно преждевременно). Сегодня в Россию поступают, в основном, короткие деньги для игры на так называемых «растущих рынках», и за сей сомнительный актив мы конкурируем с таким странами, как Индонезия или Нигерия. Не менее популярные в околоинвестиционных кругах «арабские» или «китайские» деньги – миф еще больший, эти деньги никогда не вложат ради прибыли – исключительно в интересах большой политики.

Остаются, таким образом, наши внутренние накопления. В состав их наиболее ликвидной части входят вклады физических лиц в российских банках (10.5 трлн. рублей) и так называемый «незаконный вывоз капитала за границу», представляющий собой инвестируемые в зарубежные активы средства граждан и частного бизнеса (37.6 млрд. долларов или 1.1 трлн. рублей в 2010 г). По оценке академика Д.Львова, за годы реформ накопленная величина «экспорта капитала» составила 500 млрд. долларов, из которых, по-видимому, порядка 350 млрд. долларов были израсходованы на цели потребления, а 150 млрд. долларов (4.2 трлн. рублей) размещены в различных финансовых инструментах за рубежом с целью сохранения и получения дохода.

Далее, в состав внутренних накоплений входят средства физических лиц и частного бизнеса, вложенные в российский фондовый рынок. Если ориентироваться на стоимость чистых активов российских паевых инвестиционных фондов, то на середину 2011 года соответствующая величина составляет 456 млрд. рублей. Наконец, необходимо принять в расчет «внеоборотные денежные средства на руках населения». Точной величины этих накоплений в «кубышках» не знает никто, но по различным оценкам на середину 2011 года они составляли порядка 27 млрд. долларов в иностранной валюте (760 млрд. рублей) и около 1 триллиона в рублях.

На этот же счет можно и записать инвестиции, осуществленные нашими состоятельными соотечественниками в переоцененную недвижимость Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов с целью «сберечь деньги». Накопленная с конца 1990-х годов сумма подобного рода инвестиций, по мой оценке, достигает 4.3 триллионов рублей. Эти вложения нельзя назвать неликвидными, поскольку при появлении более привлекательных вариантов инвестирования в альтернативную недвижимость они достаточно быстро смогут поменять свою прописку.

Итого сумма относительно ликвидных живых денег, которыми располагают население России и негосударственные субъекты экономики (то есть частные российские предприниматели, не связанные с госкорпорациями и олигархическим бизнесом), оценивается величиной от 18 до 22 триллионов рублей, или 650-750 млрд. долларов США. Для сравнения: в 2011 г активы суммарные российских банков, на 75-85% представленные неликвидными фондами и взаимными обязательствами, составили 33.8 трлн. рублей, а расходная часть госбюджета России – 10.7 триллионов. На каждую из 40.9 миллионов российских семей сегодня приходится в среднем по 440 тыс. рублей ликвидных накоплений – Россия, что бы ни говорили, все-таки богатая страна! И если, не дай Бог, в обозримом будущем нас ждет «бессмысленный и беспощадный русский бунт», то грядущим революционерам здесь будет что пограбить. Россия царская при внешней обветшалости тоже была богатой страной – в годы гражданской войны и реквизиций у одного только населения было изъято ценностей, эквивалентных 2.2 тысячам тонн золота – при том что золотой запас Российской империи в 1917 г составлял лишь 1.3 тыс. тонн. Поэтому, чтобы не создавать соблазнов для будущих реквизиторов, стоит всерьез задуматься над тем, как с помощью частных накоплений россиян сформировать новую экономику, защитившую бы от потрясений.

Итак, за максимально короткий срок, без реквизиций, насилия и с минимальной поддержкой государства необходимо направить в производственные и непроизводственные фонды одного только биотехнологического кластера не менее 2.89 триллионов рублей. Разумеется, ни о каком разовом «вливании», по стоимости превосходящем 6% ВВП России, речи быть не может. Необходимые средства можно либо заработать силами самого нового кластера, либо привлечь в виде долгосрочных кредитов, опираясь на внутренние финансовые ресурсы.

Первым шагом должно стать создание технологически и организационно самодостаточной «пилотной единицы» биотехнологического кластера. Ориентировочно, ее капитальная стоимость без учета стоимости земли будет составлять 8.7 млрд. рублей. Для этого необходимо объединение в кооперативы порядка 300-350 членов (семей) с вкладом каждого от 20 до 30 миллионов рублей. Сумма, конечно, неподъемная для большинства соотечественников, однако вполне реалистичная для нескольких десятков тысяч малых и средних предпринимателей, осознающих бесперспективность своей дальнейшей работы в условиях костенеющего монополизма корпораций и чиновничества и потому кровно заинтересованных в развитии параллельного бизнес-пространства.

Состав и стоимостная структура «пилотной единицы», включающей в свой состав 5 предприятий и 258 усадеб «новых фермеров», опирающихся, в свою очередь, на 70 тысяч гектаров пашни, представлены в таблице.

Финансовые результаты кооперативных организаций, обеспечивающих функционирование «пилотной единицы» и сбыт продукции, в случае их ре-инвестирования сделают возможным дальнейшее развитие и расширение кластера на основе самофинансирования:

Результаты моделирования развития биотехнологического кластера путем самофинансирования инвестиций

Как видим, при использовании модели самофинансирования становление биотехнологического кластера растянется на 17-18 лет, в течение которых, к тому же, придется забыть о столь желательных вложениях в НИОКР, в развитие человеческого потенциала… Значительно лучший результат способен принести механизм, позволяющий привлекать инвестиции под залог ценных бумаг (закладных) кооперативных организаций. Доходы будущих периодов, гарантируемые достигнутыми финансовыми результатами, позволяют значительно увеличить капитализацию имеющихся активов. Под закладные, выпускаемые на эти активы, в последующем удастся привлечь дополнительные объемы финансовых средств, пребывающих в постоянном поиске финансовых инструментов с высокой доходностью и небольшим уровнем риска.

Именно подобный механизм в свое время обеспечивал эффективную кредитную эмиссию для развития и обустройства стран Запада. В основе его успешности лежит наличие реально развивающегося предпринимательского сегмента (в нашем случае – нового биотехнологического уклада), а также использование привлекаемых средств в интересах не потребления, а реального развития бизнеса и приращения его капитализации. На современных финансовых и фондовом рынках эти требования сегодня сплошь и рядом нарушаются, поэтому грамотно организованный процесс рефинансирования закладных биотехнологического кластера в полной мере способен обеспечить для инвесторов и надежность, и необходимую доходность:

Результаты модели развития биотехнологического кластера путем привлечения инвестиций под залог ценных бумаг (закладных) кооперативных организаций

Таким образом, в случае использовании капитализации как рычага, обеспечивающего привлечение инвестиций под будущие результаты биотехнологического кластера, период его становления не превысит 10 лет. При этом в последние годы данного периода начнет образовываться «излишек» инвестиций, который может быть использован в интересах дальнейшего развития новых секторов экономики и сегментов «параллельной России».

Еще раз хочу обратить внимание читателей, что для финансирования нового кластера не придется ни печатать денег, ни придумывать новых – необходимые 18-22 триллиона рублей, пребывающих в поиске надежных мест размещения, в полном объеме имеются на руках у наших сограждан! Необходим лишь механизм, способный на деле обеспечить лучшие условия для депозитов и облигационных займов.

Таким механизмом должна стать обслуживающая новый кластер система низовых кредитных кооперативов во главе с центральным кооперативным банком. Не вдаваясь в подробности их взаимодействия по совокупности текущих операций, применительно к интересующей нас схеме привлечения инвестиций выделим следующее: низовые кредитные кооперативы являются залогодержателями по производственным и инфраструктурным активам и выпускают базовые закладные. Центральный банк кооперации учитывает эти закладные и эмитирует на их основе собственные облигации с периодом погашения не менее 5 лет. Начальные выпуски облигаций размещаются под гарантированный высокий процент, для промежуточных выпусков купонный доход привязывается к финансовым результатам. После ряда успешных эмиссий и погашений, публично подтверждающих высокую надежность данных бумаг, размещение новых выпусков происходит уже по плавающей процентной ставке, которая со временем будет приближаться к умеренным показателям доходности наиболее надежных государственных и корпоративных ценных бумаг.

Таким образом, реализация инвестиционной программы биотехнологического кластера позволит избежать размывания кооперативного капитала акционерным, максимально используя вклад трудовых усилий и знаний участников кооперативов в подъем капитализации. При «штатном» завершении инвестиционного процесса участники кооперативных организаций, выплатив долги, станут обладателями весьма значительной необремененной собственности (ранее я уже упоминал, что инвентаризационная стоимость полностью обустроенной усадьбы «нового фермера» оценивается в 13.8 млн. рублей). В случае же «нештатных» ситуаций, например, в ситуации дефолта по обязательствам, кооперативная собственность лишь сменится на корпоративную. Текущее функционирование биотехнологического кластера продолжится, однако с позиций долгосрочных интересов нового уклада и «новой жизни» подобная смена собственности будет являться печальным и крайне нежелательным результатом. Которого, в интересах успеха «параллельной России», всеми силами надо стремиться избежать.

К счастью, дефолт для новой экономики маловероятен. Помимо поддающейся прогнозной оценке капитализации биотехнологического кластера, на рост инвестиционной привлекательности будут дополнительно работать и успехи в обустройстве новой жизненной среды – Расселения. По мере того, как когда-то депрессивные и практически незаселенные областные окраины начнут превращаться в удобные и престижные районы, незамедлительно начнется рост привлекательности соответствующих территорий, начнут возникать предпосылки для «наведенного» строительного бума. Активы, задействованные в развитии биотехнологического кластера и Расселения, начнут дорожать и станут магнитом, притягивающим всё новые инвестиции. Поэтому уже спустя 8-10 лет после условного «старта» придется всерьез думать над тем, как наилучшим образом использовать эти дополнительные инвестиции для развития других направлений нового технологического уклада и расширения комфортной среды обитания с десятков на сотни тысяч и даже на миллионы людей.

Разумеется, финансирование биотехнологического кластера будет сопряжено с известными рисками. Абсолютная выгодность производства биотоплива наступит лишь при дальнейшем усилении дефицитности углеводородов, индикатором чему будет являться подорожание нефти более 150 долларов США за баррель в нынешнем масштабе цен. В том, что подобное в обозримом будущем произойдет, сомнений нет, однако из-за неустойчивости мировых рынков не исключены локальные падения спроса на углеводороды, последствия которых для сильно закредитованного биотехнологического кластера могут оказаться весьма нежелательными.

Для парирования подобного рода рисков биотехнологический кластер следует развивать синхронно с другими перспективными направлениям деятельности нового уклада – например, с персонализированной медициной, автоматизированными пошивочными и сборочными производствами («машинами, заменяющие китайцев»), опережающими темпами повышать капитализацию новой селитебной среды.

Другая группа рисков исходит от конкуренции со стороны крупных энергетических и агропромышленных корпораций, которые не преминут поучаствовать в становлении отечественной биоэнергетики. Совершенно очевидно, что для них не будет стоять проблема, откуда взять «начальные 8.7 миллиардов рублей», равно и каким образом привлекать последующие инвестиции, стартовые возможности у монополий окажутся несравненно выше. Однако кооперативному укладу сумеет помочь фактор «биологической природы» бизнеса такого рода, делающий неэффективными крупные и сверхконцентрированные производства и, наоборот, благоприятствующий небольшим производственным единицам, управляемым теми, кто трудится на них. Это положение, в свое время открытое и обоснованное А.В.Чаяновым применительно к сельскому хозяйству, в полной мере справедливо к биоэкономике. Поэтому заранее планировать поражение от корпоративных гигантов не стоит.

Считается, что за прожитую жизнь человек лишь ненамного увеличивает свое финансовое состояние: рождается голеньким, а в гроб ложится в костюме. Кто – в костюме за 500 рублей, кто - за 5000 евро, но не более того. Отсюда следует, что всё, что зарабатывается и сберегается людьми в течение жизни, не должно использоваться исключительно качестве противоядия от страха перед будущим, чему обычно служат сбережения. По мере возможного, эти накопления должны становиться и инструментом для осмысленного улучшения жизни. Поэтому я рискнул бы предположить, что деньги – даже пребывающие сегодня в распоряжении далеко не лучших представителей человеческого сообщества – будут искать пути, чтобы оставить подобный след.

Так что инвестиции в новую Россию рано или поздно придут.

Продолжение следует

Поделиться:

Обсуждение статьи

Юрий
Sep 7 2011 4:05PM

Ага, Бисмарк для войны конфисковал ВСЕ пенсионные накопления у населения. И заявил, что пусть работающие платят пенсионерам?! Неграмотные большевики слизали это в корне порочную систему.

Теперь можно дерьмократам изъять деньги продолжающих работать (пенсионеры своих заработанных денег не имеют, они все в ПФРФ).

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Что кроется за «разоблачениями» Чепурного?


Этот скандал стал хитом апреля. 20 апреля 2017 года. Большой Кремлевский дворец. Идет 39-е заседание Российского организационного комитета «Победа», на котором присутствует Владимир Путин. Тема заседания – развитие гуманитарного сотрудничества с зарубежны

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Эксклюзив»

Новотека

Загружается, подождите...
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)